Секрет изготовления булатной стали раскрыл

Сайт посвящен деятельности Постоянного Комитета Союзного государства. Постоянный Комитет Союзного государства является рабочим аппаратом Высшего Государственного Совета Союзного государства и Совета Министров Союзного государства. Постоянный Комитет организует реализацию положений Договора, разработку предложений по стратегии развития Союзного государства, координирует работу отраслевых и функциональных органов Союзного государства.
Содержание

Секрет изготовления булатной стали раскрыл

Павел Аносов — творец русского булата

Имя Павла Петровича Аносова малоизвестно широкой публике. Однако среди русских (и не только) металлургов оно поистине легендарно. И это вполне заслужено. Выдающийся русский металлург разработал усовершенствованный метод производства стали, впервые применил микроскоп для изучения структуры сплавов, раскрыл тайну изготовления булатной стали.

Имя Павла Петровича Аносова малоизвестно широкой публике, за исключением, пожалуй, тех, кто увлекается высококачественным холодным оружием – историей его создания, применением и т.д. Однако среди русских (и не только) металлургов, как ученых, так и практиков, оно поистине легендарно. И это вполне заслужено. Павел Аносов, выдающийся русский металлург, разработал усовершенствованный метод производства стали, первым применил микроскоп для изучения структуры сплава, раскрыл тайну изготовления булатной стали и способы выделки из неё холодного оружия. Даже малая толика его открытий могла бы принести славу любому ученому-практику в любой индустриально развитой и технологически продвинутой стране мира.

Уральский город Златоуст с его оружейной фабрикой известен у нас ничуть не меньше чем знаменитые центры русского оружейного дела — Тула, Ижевск, Сестрорецк, где в XVII—XVIII веках были созданы первые металлургические заводы России. И известностью этой город обязан в первую очередь инженеру-металлургу Павлу Петровичу Аносову — основоположнику науки о стали и качественной металлургии в России.

Именно он раскрыл тайны булатной стали, которые возникли много веков тому назад на древнем Востоке и бережно хранились от любопытных взоров. Попытки западноевропейских ученых-металлургов и практиков — предшественников и современников великого русского исследователя — воспроизвести узорчатые булатные клинки и сабли с выдающимися свойствами, которых добивались когда-то в Сирии, Индии или Персии, оканчивались неудачей.

Павел Аносов родился в 1799 голу. Он рано осиротел и воспитывался в семье родственника, выдающегося механика-машиностроителя Л.Ф. Собакина. В 1810 г. воспитатель определил его в Горный кадетский корпус, который юноша окончил столь успешно, что получил одновременно Большую золотую и Серебряную медали. Попав после этого практикантом на Златоустовский оружейный завод, Аносов уже через два года стал смотрителем фабрики, спустя еще три года — управителем, затем помощником директора и, наконец, директором.

Постигая на практике металлургические технологии, Аносов в 1820-е гг. проводит исследования в области металлургии, термической обработке стали, занимается геологией Южного Урала, пишет и публикует научные труды. Так, в 1826 г. была издана монография Аносова «Геогностические наблюдения над Уральскими горами, лежащими в округе Златоустовских заводов». А через несколько были опубликованы две новые работы — «Описание нового способа закалки стали в сгущенном воздухе» и «Об опытах закалки стальных вещей в сгущенном воздухе, произведенных в 1828 и 1829 годах».

Интересы и практические навыки Павла Аносова были чрезвычайны разнообразны: он не только вел разведку месторождений россыпного золота и железных руд, занимался созданием нового метода получения высококачественной литой стали, но и изобрел высокоэффективную золотопромывальную машину, первым в России разработал технологию изготовления огнеупорных тиглей — основного оборудования стале- и золотоплавильного производства того времени.

В 1828 г. Аносов поставил перед собой задачу, над решением которой билось не одно поколение металлургов, — раскрыть секрет получения булатной стали. Эта работа отняла у ученого много времени и сил.

«Чем более я знакомился с достоинством образцов, — писал он, — тем более убеждался, что первые успехи мои ничтожны и что переход от едва приметного узора до такой крупности, какая замечается на драгоценных клинках, составляет океан, который надлежало переплывать многие годы, не приставая к берегу и подвергаясь различным случайностям».

Тем не менее, усилия русского ученого-практика дали результаты – в 1833 году из булата были выкованы первые клинки. Тайны булата более не существовало! Последние опыты заносит Аносов в журнал в 1837 г. Десять лет упорного, настойчивого труда увенчались блестящим успехом. Русский булат был изготовлен в златоустовских плавильных печах из златоустовских материалов, руками златоустовских мастеров.

Горный инженер Илимов. обследовавший производство оружейной фабрики, писал об одном испытании булатной пластинки, что «отполированный и закаленный кусок ее крошил лучше английского зубила». А знаток булатного дела металлург Чернов говорил в 1868 г., что лучшая сталь, которая когда-либо изготовлялась в любой стране, несомненно, был аносовский булат.

Весь технологический процесс Аносов изложил в книге «О булатах», которая является настольной книгой всех отечественных плавильщиков, металлургов и оружейников. Кстати, его заслуги на этом поприще были признаны и российским научным сообществом: в 1844 г. Аносов был избран член-корреспондентом Казанского университета и почетным членом Харьковского университета, именно за эту работу.

Вскоре русский булат проникает в Западную Европу. Побывавший в Златоусте известный немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник, ученый-энциклопедист Вильгельм Гумбольдт получил здесь в подарок прекрасный клинок и охотничий нож.

Английский ученый Р. Мурчисон после посещения Златоустовского завода в 1841 г. пришел к мнению, что во всем мире нет оружейной фабрики, которая могла бы сравниться со Златоустовской в выделке оружия.

В 1851 г. на выставке в Лондоне экспонировались его булатные клинки. Экспонаты сопровождал помощник Аносова, известный златоустовский мастер Николай Иванович Швецов. До нашего времени дошел рассказ Швецова о том, как англичане, решив испытать крепость златоустовского булата, рубили русским клинком по английскому. В результате на английском образовалась изрядная зазубрина, а на аносовском — только пятнышко. Англичане гнули клинок из русского булата в дугу, и он выпрямлялся без какой-либо остаточной деформации.

Большое внимание уделял Аносов совершенствованию технологии выплавки серебра и меди. Исследуя окрестности Златоуста, Аносов сделал детальное описание геологического строения этой части Южного Урала, составил геологический разрез по линии Златоуст — Миасс, описал месторождения многих полезных ископаемых. Наиболее значимыми работами Павла Аносова стали: «O приготовлении литой стали» и уже упомянутая — «О булатах».

Открытия Павла Аносова в области технологии производства стали приобрели всемирную известность. До него сталь получали дорогим и длительным двойным процессом: куски железа науглероживали, затем переплавляли в тиглях. Павел Петрович доказал, что можно объединить два этих процесса, так как науглероживание не обязательно требует контакта с углем непосредственно — печные газы тоже содержат углерод. Так впервые в мире была применена газовая цементация металла, нашедшая в настоящее время широкое распространение.

В 1837 г. Аносов осуществил переплавку чугуна в сталь как с добавкой, так и без добавки железа. Павел Аносов многое сделал в производстве высококачественных сталей, содержащих не только углерод, но и хром, титан, марганец и другие металлы.

В феврале 1847 г. Аносов был назначен главным начальником Алтайских горных заводов и томским гражданским губернатором. С помощью выписанных из Златоуста мастеров он попытался наладить производство литой стали на Томском железоделательном заводе и обучить этому местных плавильщиков. К сожалению, этот технологический прорыв не удался из-за устаревшего оборудования рудников и заводов, неэффективности подневольного труда и косности местных чиновников.

Великий русский металлург умер 13 мая 1851 года. Вот как писала об этом дочь Аносова — Лариса Павловна:

«В начале 1851 года в Сибирь для ознакомления с положением дел на Алтайских горных заводах приезжал сенатор Анненков. Павел Петрович выехал из Томска в Омск, чтобы его встретить. Не доехав восемнадцати верст до Омска, Аносов был застигнут бураном. Возок, в котором следовал Аносов со своим адъютантом, наехал на сугроб, опрокинулся на сторону, где сидел Аносов. Дверца возка раскрылась, и он выпал в сугроб. На Аносова упал его адъютант, и оба они были придавлены чемоданами. Под этой тяжестью они пролежали несколько часов, пока из Омска не догадались выслать людей и лошадей для их поисков.

Вскоре после того Павел Петрович почувствовал боль в горле. Несмотря на болезненное состояние, он всё же сопровождал Анненкова в его поездке по заводам, проводил его до Омска и здесь серьёзно расхворался. Обнаружились нарывы в горле, из которых третий и задушил его».

После смерти Аносова осталось девять детей и супруга Анна Кононовна. Вдове и его семейству, согласно Горному уставу, была назначена пожизненная пенсия, равная 2/3 жалованья ее мужа, а также единовременное пособие в полный оклад «такового жалованья». Почти все дети П. П. Аносова получили образование за казенный счет, многие из них впоследствии стали блестящими инженерами и предпринимателями.

15 ноября 1948 года Совет министров СССР издал постановление «Об увековечивании памяти великого русского металлурга П. П. Аносова». В соответствии с этим постановлением в Златоусте был сооружен памятник Аносову работы московских скульпторов А. П. Антропова и Н. Л. Штамм и архитектора Т. Л. Шульгиной.

Были также установлены персональные стипендии для студентов в двух институтах и Златоустовском техникуме им. П. П. Аносова, учреждена премия за лучшую работу в области металлургии, присуждаемая Академией наук один раз в три года. Имя Павла Аносова носит техникум в Златоусте, а также улицы в разных городах России.

Раскрыт древний секрет булатной стали

Клинки из булатной стали во все времена стремились заполучить в собственность воины и властители. По сей день существует множество легенд о чудесных свойствах холодного оружия, сделанного из булата (в переводе с тюркских слово «болот» означает «сталь»). Считалось, что булатный меч мог без особого труда перерубить любой другой клинок, настолько прочным и острым он был. Счастливых обладателей этого оружия поражала его пластичность: при «тест-драйве» булатных мечей покупатели оборачивали их вокруг собственной талии или головы. А когда клинок распрямляли, он принимал прежнюю форму без малейшего намека на деформацию.

Традиционно изготавливали булатные клинки в Древней Индии и Иране. Ковавшие их кузнецы очень щепетильно относились к секретам технологии и передавали знания только изустно старшему сыну. Это делалось неспроста: даже в древние века существовал всемирный рынок вооружений с соответствующей конкуренцией. Случилось так, что со временем все хранители секрета булатной стали ушли из жизни, и тайна была утеряна. Многие известные металлурги и кузнецы пытались восстановить древний рецепт стали, но это никому не удалось. За одним исключением: в середине XIX века русский металлург Павел Аносов сумел создать клинки, схожие по свойствам с булатными. Однако по странному стечению обстоятельств секрет, раскрытый Аносовым, также пропал.

Неповторимость булатных клинков заставила ученых усомниться: а существовала ли вообще булатная сталь? Мол, подобные свойства и сегодня металлу придать не удается, что уж говорить о временах, отдаленных от нас на 2 тысячи лет. Проверить легенды тоже непросто: при раскопках ученые находят лишь фрагменты клинков. Окончательно развенчать миф о булате несколько лет назад взялся действительный член Русского географического общества, доктор технических наук Игорь Таганов. Он ездил с экспедициями в Индию, Иран и собирал образцы клинков. В прошлом году Таганов передал несколько фрагментов на кафедру пластической обработки металлов Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (СПбГПУ). Профессору казалось удивительным, что при современных методах анализа материалов, когда состав любого сплава можно расписать практически до атома, булатная сталь еще остается секретом для науки. За изучение образцов взялся сотрудник кафедры Василий Мишин. Однако вместо того чтобы доказать, что булат — всего лишь миф, он не только раскрыл секрет стали, но и воссоздал ее.

По линейке

Первым делом Василий Мишин изучил на спектрометре химический состав материала, из которого были изготовлены клинки. Выяснилось: булатная сталь — это не что иное, как сплавы высоко- и низкоуглеродистых, а также никелесодержащих сталей. Соединенные вместе твердый и мягкий типы стали как раз и придавали чудесные свойства древнеиндийским клинкам. Но самое сложное — выяснить, по какой технологии был получен уникальный сплав.

Под микроскопом четко видна структура стали. Она неоднородна. Мягкое железо чередуется с очень твердыми полосами карбидов. Древним кузнецам удавалось сделать так, чтобы составляющие располагались попеременно, причем практически с идеальной точностью. Это и являлось залогом успеха. «Подобная неоднородная строчная структура обеспечивает самозатачивание и необыкновенную агрессивность клинка», — уверен доктор технических наук, профессор, руководитель лаборатории «Исследование и моделирование структуры и свойств металлических материалов» СПбГПУ Николай Колбасников. Дело в том, что мягкие слои материала быстрее изнашиваются, а полосы твердого карбида сохраняются лучше. Получается что-то вроде мелкой пилки. Она расцарапывает, разрезает все, к чему ни прикоснется. Такое лезвие практически невозможно взять в руки, оно тут же ранит.

Читайте также  Использование офисных перегородок

Самое удивительное даже для современных металлургов заключается в том, что структура булата совершенно нехарактерна для высокоуглеродистых сталей, каковой по сути является в том числе и булатная сталь. Такая структура никогда не формируется при обычной переплавке, карбиды располагаются хаотически, но никак не по линейке. Чтобы создать булатный клинок, карбиды требовалось искусственно расположить так, чтобы они выстроились в виде тонких строчек. «Простым сплавлением и ковкой такого эффекта не добиться, а значит, должен существовать способ направленной кристаллизации», — уверяет Николай Колбасников. Весь вопрос в том, как и из чего практически две тысячи лет назад индийские кузнецы научились делать это?

Профессор Колбасников предполагает, что они брали обычную железную руду, нагревали в горне, отковывали богатые углем частички, потом отбирали мягкое железо, складывали это все в коробку и добавляли туда же частички железа, богатого никелем (возможно, метеоритного). Никелевые сплавы обладают высокой температурой плавления и очень низким коэффициентом термического расширения — в этом заключался весь фокус. Когда смесь нагревали до температуры плавления высокоуглеродистого железа (у него высокий коэффициент терморасширения, но довольно низкая температура плавления), оно расплавлялось, и происходил процесс, который сегодня называется жидкофазным спеканием: легкоплавкий компонент расплавляется, закрывает собой поры туго-плавкого, а потом твердеет и вся композиция в целом. «Несмотря на то, что такой металл имеет мягкие компоненты, он становится удивительно прочным», — рассказывает Николай Колбасников.

Но ноу-хау заключалось не только в составе и применении «космических» технологий. Необходимо было таким образом остудить сплав, чтобы произошла направленная кристаллизация. Как раз это заставило бы карбиды выстроиться по линейке. Василий Мишин сумел сделать это на специальном оборудовании. «Уже зная химический состав булатной стали, мы взяли кварцевую колбу и соответствующие ингредиенты: нарезали 1/3 обычного мягкого кровельного железа, туда же добавили 1/3 высокоуглеродистой инструментальной стали У8 и 1/3 никелевого сплава», — рассказывает исследователь. Потом экспериментатор постепенно проплавлял весь объем металла. Когда он перешел в жидкое состояние, под дно колбы поместили кристаллизатор — медную болванку, служащую для быстрого теплоотвода. Таким образом был создан направленный градиент температур, то есть металл охлаждался книзу, соответственно и кристаллизация карбидов шла тоже строго вниз.

Что же получилось? Спектрометр и микроскоп показали, что в нижней части болванки получилась сталь, очень похожая по своей структуре на булат. Однако на всем протяжении слитка ее создать не удалось: в верхней части болванки охлаждение шло не только вниз, но и по сторонам. Затем исследователь отрезал низ болванки, прокатал на станке, проковал и произвел дополнительную термическую обработку. В итоге в заготовке карбиды расположились, как и в булатных клинках, по линейке с шагом около 20-25 микрон.

Полученный образец исследовали на прочность и пластичность. «Мы получили настолько интересные результаты, что сами до сих пор не можем в это поверить!» — восхищается Николай Колбасников. Металл выдержал напряжение при растяжении в 700 килограммов на квадратный миллиметр. При этом норма для, например, рельсовой стали составляет в десять раз меньше.

Что с этим делать?

Добиться таких результатов можно в современной лаборатории, но как индийские кузнецы могли делать подобное, не имея понятия ни о кристаллизаторах, ни о плавильных и прокатных станках и уж вряд ли догадываясь о том, что такое карбиды, — это пока остается тайной. Однако одно предположение у Николая Колбасникова все же имеется. Он считает, что мастера сливали расплавленный металл в специально прорытые вертикальные шахты, заканчивающиеся чем-то вроде бассейна. За время падения в течение примерно 2-4 секунд в металле корректировались дефекты строения и сам он направленно кристаллизовался при резком охлаждении. Потом оставалось подобрать слиток, отковать его и закалить. На это обычно уходило около месяца — кузнецы работали аккуратно, чтобы не нарушить уникальную структуру стали.

Секрет булата разгадан, но что с ним теперь делать? Сегодня в промышленных масштабах вряд ли кто-нибудь займется реализацией этой технологии — во-первых, трудоемко, а во-вторых, выход «чистого» булата невелик. Заинтересоваться технологией могут разве что кузнецы, изготавливающие единичные экземпляры оружия. Интересным открытие может быть и для историков. Правда, оно вызовет больше вопросов, нежели ответов. Например, каким образом индийские кузнецы вообще додумались до такой совершенной технологии? Если они обладали такими знаниями, то не могли ли они изобрести и еще что-то, не менее совершенное? Например, ковер-самолет.

С сознанием дела

Александр Верескунов, руководитель коллектива мастеров производственных мастерских «Сибирский булат»:

— Конечно, булатные клинки обросли множеством легенд, например, насчет оборачивания их вокруг талии. Тем не менее сама сталь — не легенда. Мы проводили сравнительные испытания индийского булатного клинка на концерне «Ижмаш». В итоге получили 70 единиц твердости. Не буду вдаваться в подробности этого показателя, но скажу, что это очень и очень много. Ни один материал, кроме порошковых сталей, сегодня не дает такую твердость. Но порошковые стали не поддаются ковке и деформации, а булат поддается. Это правда. Обычные материалы или обладают нулевой пластичностью и твердостью в 80 единиц, или у них пластичность более-менее неплохая, а твердость не выше 60 единиц. Это два взаимоисключающих свойства. Однако булат каким-то образом объединяет оба.

Марина Кратова, кандидат исторических наук:

— То, из чего древнеиндийские кузнецы делали булатные клинки, было не чем иным, как природным металлом вулканического происхождения. Сама природа сделала его таким уникальным. Так уж у нее замечательно получилось. Индийцы выкапывали металл из земли и ковали клинки. Никаких научных исследований и достижений на сей счет у них не было. Когда весь металл выкопали и продали, булат исчез. Вместо него соответственно появился секрет.

Тайна драгоценного булата

Тайна драгоценного булата. Имя Павла Аносова среди русских металлургов . в семье деда – выдающегося механика-машиностроителя Льва Фёдоровича Собакина.

Имя Павла Аносова среди русских металлургов поистине легендарно. До него все попытки Западной Европы воспроизвести узорчатые булатные клинки и сабли с выдающимися свойствами, которых добивались когда-то в Сирии, Индии или Персии, оканчивались неудачей.

Город Златоуст с его оружейной фабрикой известен у нас не менее Тулы, Ижевска, Сестрорецка, где в XVII–XVIII веках были созданы первые металлургические заводы России. А известностью этой город обязан в первую очередь Павлу Петровичу Аносову.
Он родился в 1799 году, рано осиротел и воспитывался в семье деда – выдающегося механика-машиностроителя Льва Фёдоровича Собакина. В 1810 году его определили в Горный кадетский корпус, который талантливый юноша окончил столь успешно, что получил одновременно большую золотую и серебряную медали.
Попав затем практикантом на Златоустовский оружейный завод, Аносов уже через два года стал смотрителем фабрики, спустя ещё три года – управителем и, наконец, её директором.
В 1820-е годы он публикует научные труды по геологии Южного Урала и термической обработке стали, среди которых «Описание нового способа закалки стали в сгущённом воздухе». Интересы Павла Аносова были чрезвычайно разнообразны: он вёл разведку месторождений железных руд и россыпного золота, изобрёл высокоэффективную золотопромывальную машину, первым в России разработал технологию изготовления огнеупорных тиглей.
Наконец, в 1828 году Аносов поставил перед собой задачу, над решением которой билось не одно поколение металлургов: раскрыть секрет получения булатной стали.
Работа отняла много сил и времени. «Чем более я знакомился с достоинством образцов, – писал Павел Петрович, – тем более убеждался, что первые успехи мои ничтожны и что переход от едва приметного узора до такой крупности, какая замечается на драгоценных клинках, составляет океан, который надлежало переплывать многие годы, не приставая к берегу и подвергаясь различным случайностям».
Тем не менее усилия русского учёногопрактика дали результаты: в 1833 году были выкованы первые желанные клинки. Тайны булата более не существовало! Результаты последних опытов занесены Аносовым в журнал в 1837 году – десять лет упорного труда увенчались блестящим успехом.
Русский булат был изготовлен в златоустовских плавильных печах из златоустовских материалов, руками златоустовских мастеров.
Горный инженер Илимов, обследовавший производство оружейной фабрики, писал об одном испытании булатной пластинки, что «отполированный и закалённый кусок её крошил лучше английского зубила». А знаток булатного дела металлург Чернов в 1868 году утверждал, что лучшей сталью, которая когда-либо изготовлялась где бы то ни было, несомненно, был аносовский булат.
Весь технологический процесс Аносов изложил в труде «О булатах», который вот уже 170 лет является настольной книгой всех отечественных плавильщиков. Его заслуги были признаны российским научным сообществом: именно за эту работу в 1844 году его избрали членом-корреспондентом Казанского университета и почётным членом Харьковского университета.
Русский булат проникает и в Западную Европу. Побывавший в Златоусте известный немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник, учёный-энциклопедист Вильгельм Гумбольдт получил здесь в подарок прекрасный клинок и охотничий нож.
Английский учёный Родерик Мурчисон после посещения златоустовского завода в 1841 году пришёл к мнению, что во всём мире нет оружейной фабрики, которая могла бы сравниться со златоустовской в выделке оружия.
В 1851 году русские булатные клинки показывались на выставке в Лондоне. Экспонаты сопровождал помощник Аносова, известный златоустовский мастер Николай Иванович Швецов. До нашего времени дошёл рассказ Швецова о том, как англичане, решив испытать крепость златоустовского булата, рубили русским клинком по английскому. В результате на английском образовалась изрядная зазубрина, а на аносовском – только пятнышко. Гнули клинок из русского булата в дугу – но он выпрямлялся без какой-либо остаточной деформации.
Совершенствовал Аносов и технологию выплавки серебра и меди. Исследуя окрестности Златоуста, он сделал детальное описание геологического строения этой части Южного Урала, составил геологический разрез по линии Златоуст-Миасс, описал месторождения многих полезных ископаемых.
Открытия Павла Аносова в области технологии производства приобрели всемирную известность. До него сталь получали дорогим и длительным двойным процессом: куски железа науглероживали, затем переплавляли в тиглях. Павел Петрович доказал, что можно объединить два этих процесса, так как науглероживание не обязательно требует контакта с углём непосредственно – печные газы тоже содержат углерод. Так впервые в мире была применена газовая цементация металла, нашедшая сегодня широкое распространение.
В 1837 году Аносов осуществил переплавку чугуна в сталь как с добавкой, так и без добавки железа. Он многое сделал в производстве высококачественных сталей, содержащих не только углерод, но и хром, титан, марганец и другие металлы.
В феврале 1847 года Павел Петрович был назначен главным начальником Алтайских горных заводов и томским гражданским губернатором. С помощью выписанных из Златоуста мастеров он попытался наладить производство литой стали на Томском железоделательном заводе и обучить этому местных плавильщиков. К сожалению, технологический прорыв не удался из-за устаревшего оборудования рудников и заводов, неэффективности подневольного труда и косности местных чиновников.
В начале 1851 года в Сибирь для ознакомления с положением дел на Алтайских горных заводах прибыл сенатор Анненков. Аносов направился из Томска в Омск ему навстречу. Не доехав километров двадцати, Павел Петрович был застигнут бураном, возок его влетел в сугроб и опрокинулся. Дверца экипажа раскрылась – и губернатор выпал в сугроб, а на него навалился ещё адъютант, а сверху оба были придавлены чемоданами… Под этой тяжестью путешественники пролежали несколько часов, пока из Омска не догадались выслать людей на поиск пропавших.
Вскоре после неприятного происшествия Аносов почувствовал боль в горле, но несмотря на болезненное состояние всё же сопроводил Анненкова в его поездке по заводам, доехав с ним до Омска. И тут уж серьёзно расхворался. В горле обнаружились нарывы, один из которых и задушил великого учёного.

Булат – железо необычного свойства – был изобретён кастой кузнецов в Гималаях. Оттуда он проник в Пенджаб. Клинки в Индии делались синего или зелёного цвета. Булатные мечи имели узор, напоминающий рисунок ткани. Из Индии сложные способы обработки железа распространились в Сиам и Японию.
Европейцы впервые столкнулись с чудом булатного оружия, когда армия Александра Македонского в районе Пенджаба вступила в схватку с войсками индийского царя Пора. Европейские клинки гнулись после двух-трёх ударов – их приходилось выпрямлять. Индийские же мечи враз разрубали македонские пополам. Лезвие индийского клинка оказалось неправдоподобно острым: оно рассекало в воздухе тончайший платок. На панцире пленённого царя Пора, сделанном из неизвестного белого металла, нельзя было сделать даже царапины.
Булатная сабля не ломаясь сгибалась на 90–120 градусов, тут же расправляясь обратно. Настоящий булатный клинок носили вместо пояса, обматывая им талию. Слитки литого булата привозились из Индии в Сирию, где в Дамаске из них выковывали легендарные клинки.
Увы, в Древней Индии так тщательно прятали секреты выплавки, что в конце концов утратили их совсем. Уже в конце XII века клинки из литого булата самого высшего качества не могли делать ни в Индии, ни в Сирии, ни в Персии. В XIV–XV веках секрет производства литого булата и изготовления из него холодного оружия был потерян окончательно.
В XIX веке учёные-металлурги, в том числе великий Фарадей, неоднократно пытались раскрыть древний секрет. Но удалось это лишь Павлу Аносову. Сохранившийся до наших дней аносовский булатный клинок перерубает гвозди, классически гнётся в дугу и на лету перерубает газовый платок. Однако литой булат после смерти Аносова воспроизвести не удаётся никому, несмотря на оставленный им подробный рецепт.

Читайте также  Изготовление силиконовых форм для литья

история науки / металлургия

Имя Павла Петровича Аносова известно каждому человеку, связанному с металлургией,— именно он 185 лет назад смог воссоздать всемирно известную булатную сталь, клинки из которой высоко ценились по всему миру за свою прочность и остроту. Однако Аносов был известен не только этим.

Павел Петрович Аносов родился 29 июня 1796 года в Тверской губернии в семье служащего Петра Васильевича Аносова. В 1798 году семья Аносовых переехала в Санкт-Петербург. Спустя 11 лет Петр Васильевич скончался, и детей (Павла, его брата Василия и двух младших сестер) взял на воспитание их дед с материнской стороны, Лев Федорович Сабакин. После подачи прошения императору Александру I Павел с братом были зачислены на обучение в Петербургский горный кадетский корпус. Павел Петрович отличался большими успехами в учебе, особенно в математике, он был награжден золотой и серебряной медалями. По окончании учебы его командировали на Златоустовские казенные заводы. В Златоустовском горном округе он и проработал всю жизнь, в 28 лет став управляющим Златоустовской оружейной фабрики, а к 35 годам — начальником Златоустовского горного округа, в который входили металлургические заводы и Миасские золотые прииски. В 1825 году его избрали корреспондентом Ученого комитета по горной и соляной части в Петербурге и членом Златоустовского горного ученого общества. А в 1834 году П. П. Аносов был избран действительным членом Императорского московского общества сельского хозяйства — за создание отечественного производства высококачественных кос.

Наиболее известное достижение Павла Петровича — открытие способа изготовления булатной стали. Аносова очень интересовали дамасские клинки: он изучал всю доступную литературу, собирал образцы оружия, сравнивал их со златоустовским оружием. В результате своих изысканий и серии опытов Аносов пришел к выводу, что упругость и острота знаменитых клинков в значительной мере определяются способом закалки. Он изучал влияние на металл отрицательных температур, исследовал способы и оптимальные материалы для шлифовки клинков. А в начале 1840-х годов Павел Петрович получил так называемый булатный узор — литую булатную сталь, результат плавления литой стали с графитом и применения особого способа закаливания металла. Отличительные черты булатной стали — прочность и твердость, а также узоры на ее поверхности, появляющиеся из-за особого строения сплава.

Впервые оружие, изготовленное из булатной стали, появилось в Индии. Позднее производство булатной стали получило развитие в странах Ближнего Востока, в частности, в Персии, где она и получила название «булат» (от перс. «пулад» — сталь). Булатные клинки высоко ценились в европейских государствах, однако технология изготовления булатной стали не была известна в Европе до тех пор, пока Павел Петрович Аносов не воспроизвел индийскую сталь, а впоследствии начал производство холодного оружия, сделанного из «булата».

В результате проведенных опытов Аносов выяснил, что наиболее важными компонентами булатной стали являются литая сталь и углерод, причем концентрация углерода в сплаве должна была быть выше, чем в обычном стальном сплаве. Литая сталь, несмотря на свои достоинства, имела негативное свойство — она получалась слишком гибкой, вследствие чего холодное оружие из нее не обладало достаточной прочностью. Однако Павлу Петровичу удалось установить, каким образом можно устранить этот недостаток: как оказалось, для придания литой стали прочности необходимо было расплавить ее вместе с графитом. В дальнейшем Аносов смог воссоздать булатную сталь — созданный сплав после закалки становился невероятно прочным.

Научная общественность высоко оценила открытие Павла Петровича. Так, современник Аносова, российский ученый физико-химик Адольф Яковлевич Купфер отмечал превосходство стали, произведенной на Златоустовском оружейном заводе, над другими видами стали. Но Павел Петрович не оставил после себя подробных инструкций по изготовлению булатной стали, и после его смерти секрет ее создания был вновь утерян. Воспроизвести златоустовскую сталь удалось лишь спустя более 100 лет, в 1955 году.

Аносов известен не только открытием способа изготовления булатной стали. Он также способствовал развитию золотодобывающей промышленности. Традиционным способом золото добывали промывкой золотосодержащего песка. Этот метод, однако, обладал существенным недостатком: промывка не позволяла добывать металл из твердых пород, находившихся в золотых россыпях, а также затрудняла сбор мельчайших частиц золота. В 1836 году Павел Петрович предложил совершенно иной метод добычи золота, а именно плавление золотоносного песка. Идея Аносова заключалась в том, что сбор золота возможно осуществить с помощью окисления железа, содержащегося в песке, последующей трансформации железа в чугун, который должен был вобрать в себя все золото, и дальнейшего отделения золота от чугуна. Путем плавления песков Павлу Петровичу удалось добыть в 20 раз больше золота, чем обычно извлекалось после промывки. Тем не менее система золотодобычи в Российской империи осталась неизменной, поскольку произведенные на других предприятиях опыты с плавлением золотоносных песков не дали аналогичных результатов, а издержки на содержание плавильных печей государство посчитало слишком высокими. Метод Аносова стал применяться для добычи золота только спустя почти столетие.

Еще во время обучения в кадетском корпусе Павел Петрович не раз был награжден различными книгами и эстампами за успехи в учебе и примерное поведение. С переездом в Златоуст отношение к своим обязанностям у Аносова не изменилось: его современники отмечали, что одним из главных достоинств Павла Петровича было трудолюбие. За исправную работу император Александр I во время своего визита в Златоуст в 1824 году наградил Аносова орденом святой Анны третьей степени.

В отличие от большинства заводских управляющих, Аносов гуманно относился к подчиненным. Рабочие же Златоустовских заводов так его ценили, что в 1847 году, когда Павла Петровича назначили главой Томской губернии, практически все заводские работники вышли провожать своего начальника.

В марте 1851 года, уже будучи томским губернатором, Павел Петрович отправился в Омск, но по дороге случилась авария, Аносов выпал из кареты и был придавлен багажом и своим адъютантом. В таком положении он пролежал несколько часов, после чего был обнаружен и доставлен в Омск, где скончался 13 мая 1851 года, оставив вдову и девять детей. После кончины Павла Петровича его семья получила многочисленные пожертвования, в том числе от департамента горных и соляных дел. Златоустовское общество офицеров совместно с начальником Уральских заводов Владимиром Глинкой собрали средства для водружения памятника Аносову над его могилой. В 1853 году памятник Павлу Петровичу был поставлен в Омске, а в 1949 году еще один памятник установили в Златоусте — в знак признания заслуг выдающегося металлурга перед городом.

Могила Аносова на Бутырском кладбище в Омске не сохранилась.

О получении Аносовым ордена св. Анны третьей степени во время приезда Александра I в Златоуст в 1824 году

. На Аносова была подана жалоба государю императору одним из немцев — мастеров Златоустовской оружейной фабрики, заключавшаяся в том, что ему, мастеру, не были вставлены в его квартире рамы. По поводу этой жалобы государь сделал замечание Аносову, сказав, что «нехорошо притеснять иностранцев». Когда же государю доложили, что вставка рам вовсе не входит в обязанности помощника управителя оружейной фабрики Аносова, то Государю благоугодно было выразить желание лично возложить на него орденские знаки св. Анны третьей степени. К сожалению, этой царской милостью не мог лично воспользоваться П. П. Аносов, так как сделанное ему замечание государем настолько расстроило его, что он заболел.

(Из очерка Н. Я. Нестеровского «Материалы к биографии Павла Петровича Аносова»)

Об отношении Аносова к рабочим

С раннего утра до поздней ночи присутствовал он на фабрике и заводе в Златоусте, указывая, направляя, ободряя и поощряя казенных рабов. Нередко сюда, где-нибудь возле кричного горна или прокатного станка, ему приносили нероскошный обед, съедаемый между делом и работой. Небольшого роста, тщедушный человек, мешковато носивший горноинженерскую форму с густыми эполетами, Аносов привлекал к себе сердца всех приветливостью обращения и мягким, гуманным отношением к рабочим.

(Из очерка П. П. Падучева «Русская Швейцария»)

Об отъезде Аносова из Златоуста в 1847 году

. Но вот наступил день отъезда Аносова. Как по сигналу, все население Златоуста явилось перед домом горного начальника и безмолвно остановилось, утирая невольно капающие слезы. «Батюшка. Отец. — послышались вопли.— Куда уезжаешь. Зачем покидаешь нас?» Толпа всколыхнулась. Слова сменились рыданиями. Плакал и Аносов, этот полновластный и бесконтрольный распорядитель над судьбами тысяч, сумевший вызвать в них такую любовь, внести столько содержания в их неприглядную жизнь, что разлука делалась болезненно мучительною.

(Из очерка П. П. Падучева «Русская Швейцария»)

Как умер Аносов

В начале 1851 года в Сибирь для ознакомления с положением дел на Алтайских горных заводах приезжал сенатор Анненков. Павел Петрович выехал из Томска в Омск, чтобы его встретить. Не доехав восемнадцати верст до Омска, Аносов был застигнут бураном. Возок, в котором следовал Аносов со своим адъютантом, наехал на сугроб, опрокинулся на сторону, где сидел Аносов. Дверца возка раскрылась, и он выпал в сугроб. На Аносова упал его адъютант, и оба они были придавлены чемоданами. Под этой тяжестью они пролежали несколько часов, пока из Омска не догадались выслать людей и лошадей для их поисков.

Вскоре после того Павел Петрович почувствовал боль в горле. Несмотря на болезненное состояние, он все же сопровождал Анненкова в его поездке по заводам, проводил его до Омска и здесь серьезно расхворался. Обнаружились нарывы в горле, из которых третий и задушил его.

(«Самые знаменитые изобретатели России», автор-составитель С. В. Истомин)

PDF-версия

  • 11
  • 12

Русский инженер Павел Аносов сумел раскрыть секрет производства булатной стали

1838 год Россия,

Россия, Южный Урал

В истории русской металлургии, пожалуй, нет личности более легендарной, чем Павел Петрович Аносов. Именно ему принадлежит первенство в открытиях, роль и значение которых не сумели оценить по достоинству его современники.

Родился Павел Петрович в Твери, а всемирно известным металлургом стал на Южном Урале, в Златоусте — городе, по сути, его второй родине. Здесь, на Златоустовских казенных заводах, основанных еще Петром I, Аносов прослужил почти 30 лет, пройдя с 1817 года все ступени заводской службы: от практиканта до горного начальника.

Начинающий металлург , он приехал в Златоуст, когда само время требовало коренной реконструкции металлургического производства. Как всегда, свои условия, прежде всего, диктовали дела воинские: чтобы существенно улучшить свойства холодного оружия, необходима была качественная сталь, полученная на основе новой технологии. Ее созданием и занялся Аносов. Изучая свойства металла и экспериментируя, он делает не одно крупное открытие. Создает способ газовой цементации железа при переделе в сталь. Применяет метод прямого получения стали из руд в тиглях. Открывает технологию передела чугуна в сталь с присадкой руды — позднее это стало основой современного мартеновского процесса. Однако вершина творчества Аносова-металлурга — получение русского булата, особого сорта высококачественной, необыкновенно прочной стали, обладающей уникальными режущими свойствами.

Сегодня ученым известно, что булатная сталь — это литой сплав железа с углеродом. Сталь, минимально загрязненная такими примесями, как сера, марганец и кремний. Из нее изготовляли главным образом холодное оружие — булат, который легко дробил камни и рубил железные прутья.

Рожденный в древности умельцами Индии, булат в Европе ценился «на вес золота». Кстати, в Средние века индийская сталь приходила в европейские страны в основном через Персию. По-персидски сталь — «пулад», а в Европе индийские клинки, кинжалы и сабли стали называть «булат». Мастера далекого прошлого так тщательно скрывали секрет оружейного металла, что в конце концов он был утерян. Более семи столетий его безуспешно искали. И только Аносов, в течение десяти лет сплавляя в разных пропорциях железо с кремнием, марганцем, хромом, титаном и другими металлами, открыл тайну булата. В начале 40-х годов XIX века в Златоусте он получил булатный узор — литую булатную сталь, из которой изготовили клинки, нисколько не уступающие по своим свойствам оружию Древней Индии.

Известный специалист в области металловедения доктор технических наук Ю. Г. Гуревич отдал немало лет изучению булата. Вот что он пишет о работе Аносова: «Павел Петрович Аносов получил булатную сталь, сплавляя мягкое железо с графитом и рудой в огнеупорных тиглях. Он оставил подробное описание процесса производства булатной стали и изделий из нее. Какие необходимы исходные материалы, как вести плавку, нагревать металл к ковке и даже каким образом полировать и травить готовое оружие. Впоследствии тигельным способом плавки стали, предложенным Аносовым, начали получать легированную сталь, которая по своим качествам почти не уступала булатной».

Читайте также  Изготовление изделий из нержавеющей стали

Златоустовский булат не раз был отмечен на российских и международных выставках XIX века. Крылатый конь, выгравированный уральским мастером Иваном Бушуевым на аносовских клинках, стал неотъемлемой частью и герба Златоуста.

Признавая и даже особо подчеркивая заслуги великого металлурга в развитии отечественных технологий, биографы советского времени, к сожалению, во многом исказили облик исследователя. Документы, связанные с его жизнью и деятельностью, публиковались в сокращенном, а нередко и «препарированном» виде. Например, в книге «Аносов», изданной в 1954 году в серии «Жизнь замечательных людей», в угоду требованиям времени опущены многие факты и детали из жизни ученого. Аносова старались показать «народным героем», либералом, вольнодумцем, человеком, неугодным царской администрации. Так ли это?

Откроем формулярный список П. П. Аносова. Сын мелкого служащего, сирота с 13 лет, Аносов, окончив Петербургский горный кадетский корпус, становится со временем крупным администратором, руководителем огромного Златоустовского горного округа. В 1840 году, 44 лет от роду, он получает чин генерал-майора. Причины столь блестящей карьеры легко объяснимы: Аносов конечно же был человеком своего времени, своей эпохи, считавшим неотъемлемым долгом безупречно служить государю и Отечеству. Известно, что Павел Петрович обладал талантом руководителя. На Златоустовских казенных заводах он ввел столь щадящие нормы выработки, о которых рабочим частных заводов оставалось только мечтать. И такой подход давал прекрасные результаты.

Документы, однако, отразили и другую сторону его характера. Ему принадлежит весьма жесткий ответ на предложение горного ведомства о привлечении «малолетов» к заводским работам лишь по желанию родителей. В своем замечании на этот пункт Аносов пишет: «Кажется, ближе к достижению цели правительства предоставить распределение малолетов к занятиям (. ) местному начальству, а не желанию отцов». Вы-сказывание это трудно назвать либеральным. Не видел Аносов ничего зазорного, если за серьезные проступки заводских рабочих без всякого суда подвергали телесным наказаниям. Рукой Аносова подписан документ о наказании «шпицрутеном через 1000 человек» мастерового Федора Трофимова за побег с завода.

Несправедливо утверждали советские историки и о невнимании царской администрации к изобретениям Аносова. Их опровергает переписка Горного департамента с главным начальником горных заводов Урала за 1837 год. Аносов подал донесение об успешных опытах по извлечению золота пирометаллургическим путем из песков. В ответ Ученый комитет Департамента горных и соляных дел составил программу подобных экспериментов на всех горных заводах Урала. Лишь после того, как эксперименты везде оказались неудачными, главный начальник горных заводов В. А. Глинка признал опыты несостоятельными и даже «химерными». Однако опыты П. П. Аносова, которым, по словам П. Н. Демидова, «удивлялась вся Европа», оказались неудачными лишь потому, что идея, как нередко случается, опередила время. Впоследствии она повлекла за собой усовершенствование процессов рафинирования цветных металлов.

Во времена П. П. Аносова Златоуст стал своеобразной Меккой, притягивающей многих замечательных людей, жаждавших общения со знаменитостью. Здесь побывали всемирно известный естествоиспытатель и путешественник А. Гумбольдт, действительный член Российской академии наук А. Я. Купфер, поэт В. А. Жуковский, основатель отечественной статистики К. И. Арсеньев и другие. Известный английский ученый-геолог Р. Мурчисон назвал Златоустовский завод, руководимый генерал-майором Аносовым, «Шеффилдом и Бирмингемом хребта Уральского».

Что привлекало сюда людей? Бесспорно, выдающийся талант ученого-исследователя, умение великолепно поставить сложнейшее производство. Но не только. Огромным было личное обаяние этого человека. Читая его работы, нельзя не поразиться тонкому пониманию природы, глубокой поэтичности его натуры.

Особые заслуги Аносова «по горной части» отмечает доклад министра финансов «О пособии вдове генерал-майора Аносова и о помещении двух сыновей ее в казенные заведения». Вдове Аносова и его семейству, согласно Горному уставу, была назначена пожизненная пенсия, равная 2/3 жалованья ее мужа, а также единовременное пособие в полный оклад «такового жалованья». Гуманности подобного решения сегодня можно только подивиться. Почти все дети П. П. Аносова получили образование за казенный счет, многие из них впоследствии стали блестящими инженерами и предпринимателями.

Судьба великого металлурга до сих пор таит в себе немало загадок. Личного фонда П. П. Аносова нет ни в одном архиве страны. Документы о нем приходится собирать буквально по крупицам из самых разнообразных источников. Так, совсем недавно найдено любопытное письмо современника Аносова, передающего непосредственные впечатления об инспектор ской поездке П. П. Аносова в Томск (он был тогда главным начальником Алтайских заводов и гражданским губернатором Томска). Ценнейшей находкой мы обязаны старейшему барнаульскому краеведу Василию Федоровичу Гришаеву. Документ очень точно характеризует стиль работы Аносова-администратора.

Споры историков долгое время шли не только о месте, но и о годе рождения этого человека — 1797-й или 1799-й? Лишь шесть лет назад тверские архивисты обнаружили метрическую книгу с точной записью: место рождения Павла Петровича Аносова — город Тверь, дата рождения — 29 июня 1796 года.

Поиски документов, связанных с жизнью знаменитого металлурга, продолжаются. Извлеченные из архивных папок и музейных коллекций свидетельства истории смогут стереть многие белые пятна в биографии ученого, раскрыть то, что еще не объяснено, и подтвердить уже известное. Мы надеемся, что предлагаемые ниже документы дадут возможность читателям ощутить масштаб личности нашего героя, вдохнуть аромат эпохи, понять стиль жизни и мыслей не столь уж далеких предков.

Павел Аносов: Раскрывший тайну булата

В одном из романов Вальтера Скотта рассказывается о споре султана Салладина с королём Ричардом Львиное Сердце: чей меч лучше? Король поднял свой меч и сильным ударом разрубил железный брус. В ответ султан подбросил вверх платок из тончайшего шелка, взмахнул мечом, и разрубленный платок распался в воздухе на две половины. Как ни старался король, а сделать то же самое он не смог.

Поэт металла

Меч султана был изготовлен из булата, особой стали, секрет производства которой в Европе тогда не знали. И долго ещё сохранялся этот секрет. Тайну булата раскрыл русский горный инженер Павел Петрович Аносов, «поэт металла», как его называли.
Он родился в Твери в 1797 году в семье чиновника, секретаря Тверской казённой палаты, и рано остался круглым сиротой.
К счастью, у него был замечательный дед, Лев Фёдорович Сабакин — талантливый изобретатель и механик, создатель разных машин. Юный Аносов жил у деда в Перми, на Урале. С детских лет слышал он о рудниках, о том, как выплавляют металл, как его обрабатывают. Дед понимал толк в горном деле, и потому совсем не случайно определил внука в Петербургский горный кадетский корпус.
Учили там не только техническим и горным наукам, но и музыке, танцам, фехтованию. Аносов кончил кадетский корпус в 1817 году с Большой золотой медалью и снова уехал на Урал, на Златоустовские казённые заводы.
Край этот был богат залежами железных руд и цветных металлов. Здесь работали чугунноплавильные, железоделательные и оружейные заводы. Павел Петрович хорошо изучил все заводские производства и после двухгодичной практики получил желанное звание горного офицера.

Во главе Горного округа

Сначала Аносов руководил лишь одной Златоустовской оружейной фабрикой, но затем, заняв высокий пост начальника Горного округа, стал управлять всеми местными заводами, рудниками и приисками. Павла Петровича нередко видели у жарких плавильных печей, у грохочущих кузнечных молотов, в сырых рудниках, на золотых приисках.
Он сам вёл разведку месторождений руд и минералов. Например, открыл несколько новых месторождений золота. Техника для добычи этого драгоценного металла была несовершенной. Аносов сконструировал золотопромывальную машину, или, как он говорил, «золотопромывальную мельницу», которая приводилась в движение паровым двигателем.
Английский учёный Р. Мурчисон, побывавший в то время на Урале, писал: «Довольно сомнительно, найдётся ли хоть одна фабрика в целом мире, которая выдержала бы состязание со Златоустовскою в выделке оружия».
Труд рабочих на металлургических заводах и в рудниках был изнурительно тяжёл, и Аносов, где только мог, старался его облегчить. Сколько бился он над тем, чтобы силу «работных людей — заменить силой паровых машин! Велики его заслуги в разведке руд, «рудознатцтве» и развитии горной техники.

Секреты по наследству

Но всемирную славу Аносову принесли не перечисленные заслуги, а раскрытие секрета изготовления замечательной стали. Нужда в ней была большая, а производство по-прежнему оставалось искусством многоопытных мастеров-сталеваров. Каждый из них владел своими собственными секретами выплавки.
Павел Петрович много размышлял над всем этим. Такое положение дел его никак не устраивало. Применить науку в металлургии — вот о чём думал он. Только тогда, был убеждён Аносов, люди смогут управлять производством стали нужного качества и уже не по наитию, на глазок, а осознанно, по-научному.
Его первый печатный труд о стали вышел в 1827 году под названием Описание нового способа закалки стали в сгущённом воздухе». Потом выходит ещё одна работа — «О приготовлении литой стали». Русские металлурги с интересом читали эти статьи. Да иначе и быть не могло.

Удивительное оружие

Образцом замечательной стали, высшим её сортом был булат. Слово это в переводе с персидского означает сталь. Но родиной булата является совсем не Персия, а Индия. Отсюда слитки булата вывозились в страны Ближнего Востока. Оружие из булатной стали — мечи, сабли, кинжалы всегда ценились очень высоко и стоили больших денег.
Самыми известными его видами считались табан, кара-табан, харасан, нейрис, шам и другие. Но общим и главным отличительным признаком всех сортов булата был замысловатый узор на его поверхности. Считалось, чем крупнее узор, тем качественнее получилась булатная сталь.
Булатный клинок безошибочно определялся, если он легко рассекал в воздухе почти невесомую газовую ткань. Он мог разрубить, не повреждаясь, железные прутья. А кроме того, быть гибким, не ломаться, будучи круто согнутым. О саблях из булатной стали говорили, что для применения их в бою не нужна физическая сила.

На пути к открытию

Искусство изготовления булата всегда было окружено тайной.
В Европе так и не узнали секрета выделки булата. А со временем и на Востоке стали забывать старинное мастерство.
Ещё до Аносова европейские металлурги пытались раскрыть тайну производства булата, но потерпели поражение. Аносов шёл к своему великому открытию много лет. Он изучил историю металлургии и исследовал влияние на качество стали различных присадок. Эти наблюдения не были напрасны, так как позволили создать особые, специальные сорта стали. Упорный исследователь изучил влияние на свойства стали таких веществ, содержащих углерод, как сажа, графит, алмаз, рог, слоновая кость, дерево, ржаная мука. Добавлял даже полевые цветы и зелёные листья, поскольку древние металлурги утверждали, что они придают булату особые качества.
Павел Петрович анализировал результаты и делал выводы по каждому опыту. Он одним из первых стал использовать микроскоп для изучения внутреннего кристаллического строения стали, тем самым заложив основы науки о структуре металлов — металлографии.

Мечта Павла Аносова

И в конце концов секрет булата ему открылся. Русский металлург выяснил загадочную технологию производства замечательной стали. В 1837 году он изготовил свой первый булатный клинок, такой же прочный, острый и гибкий, как те, что когда-то привозили из Индии и Персии: сабля могла сгибаться в кольцо и не ломалась. Постепенно ему удалось получить многие древние виды булата: шам, изрядный харсан, табан с различными узорами и другие.
В 1841 году вышла книга Аносова «О булатах», в которой он рассказал о результатах более чем двадцатилетнего труда. Он мечтал о том времени, когда русские «воины вооружатся булатными мечами», когда — земледельцы будут обрабатывать землю булатными орудиями», а ремесленники иметь инструменты, изготовленные из прочнейшей булатной стали.
В Златоусте Аносов прожил три десятка лет. В 1847 году он был назначен начальником Алтайских горных заводов и уехал в Омск. Провожал его чуть ли не весь город. Рабочие выпрягли лошадей и сами везли экипаж с Павлом Петровичем до Сибирского тракта.
Великий металлург умер в мае 1851 года, в возрасте всего пятидесяти четырёх лет. Умер, оставив свой призыв к потомкам, который и сегодня звучит очень и очень актуально: «Примемся же с новым усердием и новыми силами за окончание начатого и докажем на деле, что русское может быть не хуже иностранного».

Журнал: Тайны 20-го века №46, ноябрь 2009 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Геннадий Черненко

Оцените статью
Добавить комментарий